За три года энергетики «Пермэнерго» направили на развитие и повышение надежности работы электросетевого комплекса в городе Соликамск более 250 млн. рублей
Российские специалисты приняли участие в собрании IEC

Дискуссия из разряда разговоров на лавочке

Тема сверхдоходов энергосбытовых компаний на розничном рынке, естественно необоснованных, и конечно же являющихся главной причиной высоких тарифов на электроэнергию, перешла из количества в качество. Специальный термин энергетиков, характеризующий равномерность потребления электроэнергии – ЧЧИМ, возможно из-за его звучности, уже в ходу на самом высоком уровне и похоже именно на этого «зверя» объявят охоту на уничтожение в ближайшем будущем. Уничтожить расчёты по ЧЧИМ как класс, действительно позволяющие гарантирующим поставщикам зарабатывать иногда в разы больше их доходов от установленной административно сбытовой надбавки, пытаются уже не первый год. Однако раньше дискуссия велась между узкими профессионалами, обосновывающими их полезность и вредность при помощи формул и графиков. И надо сказать, что этот спор в 2010 году противники ЧЧИМ, представленные в основном специалистами НП «Совет рынка», проиграли своим коллегам из другого некоммерческого партнёрства – Гарантирующих поставщиков и Энергосбытовых компаний. Последние доказали с цифрами в руках физический и, главное, здравый смысл существования расчётов по числу часов использования мощности. ЧЧИМ оставили в покое, несмотря на то, что уже тогда Путин во время поездки в Астрахань пообещал малым предпринимателям снизить нагрузку платежей за электроэнергию по ЧЧИМ. Как это часто бывает в таких случаях, высокое поручение выполнили, но формально, подняв нижний минимум ЧЧИМ до 4500 часов в год, что на самом деле примерно в два-три раза выше фактического графика загрузки электрооборудования, используемого в малом и среднем бизнесе. Это была вынужденная, но непринципиальная уступка. Сам же принцип расчётов по ЧЧИМ остался неприкосновенным. Резкий скачок цен на электроэнергию в начале 2011 года и в первую очередь для малого и среднего бизнеса, прогнозировавшийся большинством независимых экспертов, в нашей системе координат оказался «неожиданным» для правительства, а потому дискуссия по ЧЧИМ, в числе прочих мер по административным ограничениям роста цен обрела второе дыхание. К тому же на этот раз к активным противникам ЧЧИМ присоединились и генераторы и сети: им показалось, что это неплохой способ отвлечь внимание от собственных, куда более существенных, заработков в псевдорыночном процессе поставки электроэнергии на ОРЭМ и её передачи при помощи «адаптированного» к нашей реальности метода RAB.


Дискуссии о том, кто виноват и что делать, в отношении цен на электроэнергию после шумных весенних разборок и правительственных постановлений в нашем излюбленном стиле «задним числом», постепенно перетекли в тихие чиновничьи кабинеты. Появляющиеся время от времени всяческие проекты «новой розницы» от различных модельеров вечной реформы энергетики неизменно касались темы ЧЧИМ и «необоснованных» доходов ГП, однако в том или ином виде оставляли систему расчётов по ЧЧИМ в качестве рабочей. Более того, известные предложения по переходу к одноставочной модели расчётов за мощность, при которой только и возможны прямые отношения между генераторами и потребителями и реальная широкая конкуренция на опте и рознице, предполагают ещё более широкое использование расчётов по ЧЧИМ, поскольку именно эта система наиболее полно описывает физические рыночные механизмы взаимодействия между поставщиками и потребителями электроэнергии.


Но не всегда физика процесса важнее «лирики». «Лирика» же заключается в том, что у нас начался выборный период. А потому нужны простые и ясные решения. И самое главное – быстрые. Запустить новую модель, ограничивающую цены генераторов на оптовом рынке, решить глобальные вопросы перекрёстки между стоимостью тепла и электроэнергии, переформатировать генерирующую необоснованный рост цен систему тарификации сетевых компаний или же взяться за проблему перекрёстного субсидирования населения за счёт цен тарифов предприятий (в первую очередь для малого и среднего бизнеса) – это всё долго. А надо быстро. И вот мы видим на экране телевизоров парадоксы нашей системы: отчаянные попытки «нерыночного» министра энергетики Сергея Шматко защитить рыночные ЧЧИМ перед премьером, в то время как атаку на ЧЧИМ возглавляет самый «рыночный» министр правительства – Эльвира Набиуллина. Премьер настроен решительно: согласованный проект постановления по ЧЧИМ должен быть готов к 9 утра следующего (праздничного!) дня.


Понятно, что решение уже принято, и понятно, что дискуссия перешла в разряд разговоров на лавочке: а почему они из ничего такие деньги делают? И известный рыночный принцип take or pay, так горячо любимый нашим правительством в сделках Газпрома, конечно же не может «применяться для наших сельхозпроизводителей, да и вообще для малых и средних предпринимателей». Да и вообще ни для кого не может, добавлю от себя, потому что «достал» этот рынок в электроэнергетике. Одни от него неприятности, и предприниматели ещё жалуются в выборный период. Точка.
 
В качестве постскриптума несколько слов по существу для чиновников правительства, на случай если они до конца так и не поняли, что отменили. ЧЧИМ – это система, при которой поставщик электроэнергии на розничном рынке берёт на себя обязательства перед генераторами купить у них мощность, то есть готовность выдать электроэнергию по определённому графику в конкретный час. Чем больше мощности он покупает в каждый час, и чем ровнее, без провалов и пиков, график потребления сбытовой компании, тем цена на неё должна быть меньше и наоборот. И это разумно и справедливо. Так как сбытовая компания не может складировать купленную мощность в силу особенностей электроэнергии как товара, в традиционных технологиях производимого и потребляемого практически одновременно, то она вынуждена транслировать её своим потребителям в том же объёме и в тот же момент времени. Некоторые крупные потребители планируют своё потребление каждый час и дают эту информацию энергосбытовой компании, на основании которой, та, соответственно, и планирует свою покупку мощности у генераторов. Но большинство потребителей этого не делают. Потому что не хотят и не знают, как это делать, а иногда и не могут. Объём их потребления, как правило, в сумме не такой большой, как у крупных предприятий (хотя это разнится по регионам), но их много. Они и есть малый и средний бизнес. Есть ещё и население, которое у нас вообще ничего не планирует в потреблении электроэнергии и мощности. Включил свет и хорошо, а уходя, выключил, если не забыл. За эти группы потребителей планирует у нас гарантирующий поставщик. И если он спланирует плохо, то на оптовом рынке у него возникнут отклонения от заявленного графика покупки, за которые он заплатит по повышенной цене. И это тоже вроде бы справедливо: не можешь планировать на рынке – отвечай. Это и есть принцип take or pay (бери по заявке или плати в любом случае).


В свою очередь, в действующей (отменяемой) модели для потребителей гарантирующего поставщика на рознице ответственность за «непланирование» заключается в том, что их отправляют в группу с низким ЧЧИМ, где цена мощности больше, чем в группах с высоким ЧЧИМ, и это опять справедливо. Ведь из-за таких потребителей у ГП и возникают отклонения, а энергосистема переходит в балансирующий режим, диспетчеры вынуждены что-то экстренно отключать, что-то включать… Насколько правильно отклонения учитываются в цене группы потребителей с тем или иным диапазоном ЧЧИМ и как делится ответственность за допущенные отклонения между потребителем и сбытовой компанией – вопрос к коммерческому оператору АТС и Совету Рынка, но в целом это отражает физику процесса и даёт стимулы для потребителей : хочешь иметь более низкие цены – учись планировать своё потребление – будь энергоэффективным. Сбытовая компания тоже должна отвечать, ведь у неё должны быть специалисты по прогнозу потребления и статистика. Так это работает в мире, и это справедливо и разумно. Что несправедливо, на мой взгляд, у нас, так это так называемый «совмещённый максимум»: правило по которому максимумы розничных потребителей в разные часы почему-то суммируются в час максимума сбытовой компании, таким образом искусственно «совмещаясь». В результате мы имеем ситуации когда, к примеру, покупается 100 МВТ мощности в максимум ГП, а продаётся 130 МВТ. Это дестимулирует потребителей разносить свои индивидуальные максимумы по разным часам, что полезно для работы энергосистемы в целом в технологическом плане. Это надо действительно отменять.


Отменяя же ЧЧИМ совсем, мы, как обычно, хотели как лучше, а получилось как всегда, и оказались в классической ситуации: выплеснули вместе с водой и ребёнка. Но есть и ещё один негативный аспект. Помимо всего прочего, сбытовой надбавки, установленной регуляторами на местах, в большинстве случаев хватает только на 50%, а то и меньше, реальных сбытовых расходов компаний. И это означает, что они просто не смогут работать. Но в действующей модели рынка они существуют и, как бы это ни не нравилось кому-то, являются ключевым звеном рынка, держат на себе 170 млрд. руб. неплатежей на рознице, как раз благодаря доходам от ЧЧИМ. Конечно, они монополисты и их надо менять, усиливать конкуренцию, менять сам статус гарантирующего поставщика с монопольной структуры для «решения нерешённых» проблем, на реального поставщика последней надежды «за дорого и не для всех». Правда, вначале всё-таки нужно заставить всех платить за потреблённую электроэнергию, независимо от социального, государственного или какого-либо иного статуса. Это другая и не очень быстрая история, но это путь вперёд. Отмена же ЧЧИМ будет означать, что мы движемся хоть и быстро, но совсем в другом направлении.

Алексей Преснов, эксперт отрасли, экс-президент ООО "КРЭС-Альянс"

Просмотров 1 всего , 1 сегодня

Автор публикации

не в сети давно

Комментарии: 0Публикации: 60Регистрация: 30-11--0001